Main menu

Выборка по тегам

Коронавирус — угроза здоровью семьи

Целый вечер общалась с подругой в скайпе. Она в шоке. 

— Это не жизнь, а линия фронта! Перекрестный огонь. Тут не коронавируса надо бояться, а того, чтобы не поубивать друг друга до конца карантина.
Коронавирус поставил мир с ног на голову. Страсти накаляются. Запертые в четырех стенах люди впервые настолько интенсивно вынуждены общаться со своими домочадцами.

Алена и Тимур вместе уже почти двадцать лет. Двое детей. 16 и 10 лет. У Тимура свой бизнес. Довольно удачный. Был. Жена долго сидела дома с детьми, но последние четыре года работала на полставки раскройщиком в ателье. Семья особо не шиковала, но и ни в чем не нуждалась.

Тимур был много в разъездах. Даже выходные часто проходили без него. Всем семейством время проводили только на каникулах. И эти пару недель каждый раз были испытанием на прочность. Что же говорить про ситуацию пандемии!

Поводы для конфликтов множатся ежечасно. Нет возможности переключить внимание, отвлечься. 24 часа в замкнутом пространстве. День сурка. Неделя. Две. Сколько еще продлится карантин и как он отразится на семейных отношениях?

Корни конфликтов

Люди отличаются по свойствам психики. Отсюда разница интересов, желаний и способов их достижения. Каждый человек — отдельный мир со своими законами и ценностями, в котором даже время течет по-своему.

Эти различия врожденные и неизменные. Они индивидуально преломляют восприятие жизни и других людей. Все, что не совпадает с собственным видением, человек определяет как неправильное. Протестует, осуждает, отчаянно сражается.

Реакции на стресс тоже у всех разные. То, с чем реально справиться на коротких дистанциях, через пару недель может прорвать плотину и оголить самые болезненные места. У каждого свои. В семье Алены и Тимура карантин вскрыл серьезные проблемы.

Муж

Тимур — звуковик с кожным вектором. Обладает уникальной способностью адаптироваться к быстро изменяющимся условиям, организовать свой день так, чтобы все успеть. В его графике все расписано по минутам. Он внимательно следит за развитием событий, связанных с коронавирусом, старается поддерживать связи с клиентами, обдумывает новые возможности.

Это человек идей и движения. В карантинном заключении он быстро начал тяготиться однообразием будней. Состояние усугубилось от мыслей о потере работы, снижении дохода, утрате своего места под солнцем.

Самая чувствительная зона организма у такого человека — кожа. Часто именно на ней проявляются первые признаки стресса: покраснения, высыпания на лице или по всему телу, обострение хронических заболеваний кожи.

У Тимура стресс вызвал зуд. Частое мытье рук и использование санитайзеров усугубили симптомы. В остервенении расчесывая больные места, ему хочется «порвать» весь мир. И без того взвинченный и напряженный, теперь он издергался еще больше.

Деятельный от природы, он продолжает производить действия. Но, искаженные стрессом, они часто излишни и неоправданны. Тимур не может сидеть без дела, суетится, перекладывает вещи с места на место, «строит» домочадцев.

Его раздражает, что дети поздно ложатся спать, а потом полдня валяются в постели. Он не терпит, когда они слоняются без дела, путаются под ногами, мешают работать.

Но больше всего его бесит жена, которая переживает стресс иначе. И это «бешенство» взаимно.

Жена

Для женщины с анальным вектором мельтешащий муж — как тряпка для быка. «Что ты дергаешься! Сядь посиди, выпей чаю с пирогом!» Алену стресс, наоборот, затормаживает. Ее мысли не о работе или потерянном из-за карантина времени, а о семье. Она даже рада, что можно остаться дома, в своей крепости, пересидеть, переждать.

Первое, что сделала Алена — затеяла генеральную уборку, перебрала документы, разобрала вещи на антресолях. Но стоило все привести в порядок, как муж тут же перевернул дом вверх дном.

— Позавчера ему срочно понадобилась какая-то папка с бумагами, которую он сам давно сжег в камине. Сегодня кричал, что в моем порядке ничего найти нельзя, — жалуется Алена. — А то, что я себе спину сорвала с этой уборкой и хожу перекошенная, он и не заметил!

— Я не сплю уже больше недели. Днем держусь еще, отвлекаю себя делами, а ночью подкрадывается страх. Лежу и представляю себе всякие ужасы. Какой тут сон! — продолжает подруга.

Врожденное свойство зрительного вектора — страх. Если зрительного ребенка правильно воспитывать — не пугать, читать книги, вызывающие сострадание, — он обычно вырастает человеком глубоко чувствующим и добрым. Но даже развитый зрительник в условиях длительного сильного стресса может удариться в панику. Особенно если не чувствует поддержки.

Для Алены ситуация с самоизоляцией — это двойное давление. Природой задумано, что мужчина добывает пищу, охраняет от внешних угроз, дает женщине чувство уверенности в завтрашнем дне. В нынешней ситуации базовое ощущение тыла, необходимое каждой женщине, пошатнулось. Плюс зрительное воображение Алены сгущает краски, заставляет дрожать от ужаса.

Алене хочется, чтобы муж пришел, лег рядом, обнял, утешил. Хочется напитаться от него силы и уверенности, почувствовать себя в безопасности рядом со своим рыцарем. Тело тоже отчаянно требует разрядки. Для Алены опять же в двойном размере. Либидо анального вектора и без того сильное, а тут еще накладывается особенность зрительной женщины именно в моменты интимной близости с мужем получать максимальное чувство защищенности.

А Тимур до рассвета сидит перед компьютером, читает сводки новостей и прогнозы экспертов. Ему никто не нужен. Ночь — время звуковика. Дети спят, тишина, можно сосредоточиться, подумать. Он тоже почти не спит последнее время, но переносит недосып легко. Такая способность у кожного вектора — ограничивать. И себя, и других. Во всем. В общении, в сексе, в еде.

Тимур всегда ел мало, а теперь его порции меньше детских. Говорит, что кусок в горло не лезет. Да еще и раздражается, что Алена целыми днями в кухне проводит, жарит-парит-печет. Ее это, наоборот, успокаивает. У нее реакция на стресс: «Беспокойно — сядь поешь!» И в ход идет очередная пачка муки, припасенной мужем.

Перекрестный огонь

Ценности кожного вектора — это добыть и сохранить, обеспечить завтрашний день. В условиях стресса эта природная программа продолжает функционировать. Но переходит из режима «заработать» в режим «приберечь». Все углы в квартире забиты крупами и консервами. На черный день припасены лекарства и антисептики. Рациональная экономия превратилась у Тимура в третирование членов семьи: «Для чего здесь горит свет? Почему капает вода? Кто открыл вторую банку сгущенки? Сколько можно жрать!» 

— Я стараюсь. Создаю уют. Готовлю много, с любовью. Хочу, чтобы всем было дома хорошо. Ведь дом — это главное. Особенно теперь. А он не ценит ничего. Обвиняет в транжирстве и излишествах. Ладно, ему ничего не надо. А дети? А я? Что, мы не люди?

Жена обижается. А для анального человека обида — тяжелый груз. Он копится исподволь, придавливая к земле, отравляя жизнь.
Алена из тех, кто долго терпит. Но в какой-то момент недовольство начинает сочиться из всех щелей, пока окончательно не прорвется наружу. Упреки и жалобы множатся. Муж, избегая ее «занудства», еще больше отдаляется, замыкается в себе. Ее обиды усиливаются. Взаимное недовольство растет как снежный ком.

— Это ведь предательство чистой воды! — плачет она. — Разве это муж?! Я погибаю! Мало стресса снаружи, так и дома война. Нервы сдают. Постоянно кричу, на детей срываюсь, потом реву в спальне. Стыдно.

И снова огня добавляет зрительный вектор. Он подобен линзе, которая все увеличивает во много раз. То, что для других — опасения, для Алены — кошмар. Для всех — мелкие неприятности, для нее — катастрофа. И реакции на происходящее тоже гипертрофированы.

Зрительной Алене как воздух необходимо внимание мужа. А сдержанный кожно-звуковой Тимур далек от чувственных излияний. Для него комфортны тишина и одиночество. В условиях карантина, с активными детьми и кричащей женой, он ощущает себя на грани безумия. Для него громкий звук хуже физической боли. А бессмысленные, с его точки зрения, придирки жены, ее эмоциональная канонада беспощадно взрывают мозг.

Вместе или врозь

Если системно разбираться в причинах поведения каждого из супругов, выясняется, что напряжение в отношениях — результат незнания себя и друг друга.

Обычно в пары притягиваются люди с противоположными свойствами. Чем разнообразнее качества, тем больше шансов вместе справиться с любой ситуацией. Единственное условие — это желание двигаться навстречу, поддерживать, сопереживать, предлагать помощь. Не ждать, что партнер сделает первый шаг, — начинать действовать. Но когда нет понимания ни своих реакций, ни мотивов поведения близкого человека, сближение затруднено. Различия превращаются в камни преткновения. Непонимание ведет к раздражению. Люди отдаляются еще больше.

Осознавая отличия, можно не только сохранять свое психологическое равновесие, но и намного более эффективно взаимодействовать с близкими. Что особенно важно в условиях длительного стресса, возникшего из-за пандемии коронавируса.

По интернету гуляет шутка: «Любовь — это найти кого-то, с кем можно пережить карантин». Можно перефразировать: любовь — это то, что мы можем сделать, чтобы помочь друг другу пережить карантин. А истинная помощь — это умение делиться тем, что человеку действительно нужно, в чем он испытывает потребность. Для этого важно понимать его сокровенные желания, движения его души.

Язык любви у каждого свой. Но сегодня уже возможно досконально изучить любое наречие. Дерзайте, не выходя из дома! Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана предлагает оптимальную для периода карантина форму обучения в режиме онлайн.

Автор: Наталия Димент
Редактор: Марина Алексеева
Корректор: Наталья Коновалова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Добавить комментарий

Вы можете оставить комментарий авторизировавшись через любую из представленных социальных сетей либо просто указав имя и эл. почту

   

Защитный код
Обновить

Flag Counter